Recenzijas

“Виктория” (“Victoria”, 2015)

Бесконечное летание и спирально-шаткие движения камеры становятся утомительными и просто появляется желание все мгновенно закончить. С одной стороны – это цель режиссера, с другой – его неумение сблизить зрителя и героев сюжета. “Виктория” – серьезный и авантюрный художественный риск, который не оправдывается.

01.10.2015

Victoria, Viktorija

Американские горки – не лучшая метафора для описания остросюжетной драмы Себастьяна Шиппера о преступности и взрослении, которая снята одним дублем. Бесконечное летание и спирально-шаткие движения камеры становятся утомительными и просто появляется желание все мгновенно закончить. С одной стороны – это цель режиссера, с другой – его неумение сблизить зрителя и героев сюжета.

Вместе с тем виртуозная форма киноленты не означает, что весь фильм является головокружительно-скоростным зрелищем. Внезапный финал и да, технический азарт играют на руку авторам “Виктории”. Однако художественное исполнение и трюкачество доминирует над образами, а точнее, над отсутствием тонкостей их характеров. Есть также много бранной ругани, что делает картину правдоподобной. Цельный, непрерывный кадр – основная причина для просмотра. Убрать его и история миловидной испанки Виктории (Лайа Коста) и хулиганисто-юморного немца Зонне (Фредерик Лау) превратится в криминальный рассказ о Бонни и Клайде. Только потому, что Себастьян Шиппер может сноровисто организовать актеров и создать прекрасную хореографию между персонажами продолжительностью в два часа абсолютно не означает, что он должен так делать.

Victoria

Для понимания происходящего фильм можно сравнить с недавними удивительными работами, как “Круто сваренные” (1992) Джона Ву, где на несколько минут он иллюстрирует почти балетную перестрелку, или, на худой конец, триллер Джеймса Вана “Смертный приговор” (2007) с Кевином Бейконом в главной роли, где автор продемонстрировал складное умение показать в одном кадре лихую погоню на многоэтажной парковке. Возможно, более соразмерная картина – праздный эпос Александра Сокурова “Русский ковчег” (2002), который является бодрящим экспериментом бравады. Сокуровский “Русский ковчег” является художественным, честным, изящным и бесконечно изобретательным приключением через Эрмитаж с труппой в сотни людей, в то время как Шиппер предлагает минимализм с масштабным, но сумбурным вкусом.

Правда, дерганная камера, используемая Шиппером и его оператором Стурлой Брандт Грёвленом, захватывает эмоциональное состояние героев: пьяные, “убитые” наркотиками, трясущиеся и бьющиеся в судорогах, чтобы вызвать у зрителя чувство тошноты. Столь же безупречно представлена и музыка, которая с открытия киноленты устанавливает драйвовый тон сюжета. Камера и саундтрек никогда не отвлекают, а только погружают. Впрочем, не требуется много времени, чтобы мы потеряли симпатию и всякое сопереживание однобоким героям.

Сказ о Виктории, подрабатывающей в местном кафе в Берлине, начинается с подвального клубного зала, где на танцполе, среди шумной публики и ослепительных стробоскопов, под пульсирующие удары, прыгает главная героиня со вздернутым носиком, говорящая с приятным испанским акцентом, которая там же знакомится с четырьмя озорными и говорливыми парнями: Зонне, Боксером, Блинкером и Фусом. Актеры Коста и Лау обладают душевной притягательностью, потому что они молоды и полны жизни. Герои не манят нас, ведь их характеры скупы. Сцены сексуальной близости и многообещающих ухаживаний Виктории и Зонне являются сильнейшими фрагментами картины. Тем не менее наше любопытство к истории начинает гаснуть, когда Виктория нелепо вовлечена в утренний грабеж, дела осложняются и в действо вступают кровавые последствия. А когда рассказ перестает увлекать содержанием, мы бросаемся в раздумья о форме.

Victoria

Имея в арсенале сценарий из набросков, диалоги актеров получаются импровизированными, что сохраняет фильму энергию и человеческую естественность. Переход Косты от беззаботной девицы в обеспокоенную соучастницу преступления сохраняет в этой адской поездке сердечность. Что действительно смело – это терпение и нетривиальность финала, когда фортуна после налета на банк отворачивается от героев и счастливая нота оборачивается скоропостижным похоронным обрядом.

В лучшем случае, авантюрная драма “Виктория” – ночная, ноктюрная одиссея, сдобренная редким юморным словцом и активным действием, которое разворачивается легко и плавно, но в худшем случае, фильм Себастьяна Шиппера – просто эксгибиционистское чванство. Возможность создать шедевр растрачена впустую. Масштабная мизансцена, показанная в реальном времени, круто, но демонстративно возвышается над поверхностными персонажами.

Вердикт: “Виктория” – серьезный художественный риск, который не оправдывается. Красиво и бойко, но трафаретно, надуманно и бездушно.