“Молодость” (Youth, 2015)

Авторская артхаусная драма Паоло Соррентино является медитативным размышлением о старении, памяти, любви, потерях и смерти. Композитор на пенсии Фред Белинджер (Майкл Кейн) проводит свой отпуск в отеле, который находится в живописном месте у подножия швейцарских Альп. Он проходит различные оздоровительные процедуры вместе со своим старым товарищем – режиссером Миком Бойлом (Харви Кейтель), а также молодым актером Джимми Три (Пол Дано). Немного погодя к ним присоединяется дочь Фреда Лена (Рейчел Вайс).

Картина легкими, неформальными, почти незаметными штрихами делится на главы элегантной музыкальной группой, которая наигрывает композиции на вращающейся сцене. Именно с выступления солистки безымянной группы открывается история “Молодости”. Мимолетно в сюжете также появляется супружеская пара, которая никогда не разговаривает; проститутка, молча гуляющая с постояльцами гостиницы; омерзительно тучный футболист с татуировкой Карла Маркса на спине – сама по себе забавная ирония, а если копнуть глубже, то и сатира на жирующий капитализм. Впрочем, Соррентино не обеспокоен социально-политическими темами. Перед нами два старика и несколько привлекательно-энергичных молодых персонажей. “Молодость” – сказ о непонятном и упущенном; прыжки между прошлым и настоящим. Свежие головы учат дедушек, а те взамен делятся опытом сладостным, горестным и иногда распутным.

Итак, королева Великобритании предлагает Фреду Белинджеру дирижировать на концерте музыку собственного сочинения, но Фред отказывается. В это время Мик Бойл в кругу юных актеров усердно ведет подготовку к новому фильму, его так называемому “завещанию”. Параллельно Фреду приходится справиться со своей ролью отца, созерцая последствия распада брака его дочурки. И среди этих историй вставлены живые музыкальные номера, артисты, пышущие огнем и пускающие мыльные пузыри.

Кто знаком с оскароносной картиной “Великая красота” (2013), тот имеет представление о весьма помпезной, аристократической эстетике работ Соррентино и его высокомерно-опечаленных образах. Если не обращать внимание на отсутствие визуальных масштабов, “Молодость” видится комедийной драмой, обладающей эмоциональной сдержанностью и интеллектуальным глубокомыслием. “Получите вот это и зрите в корень” – мысленно заявляет автор. Есть узколобость в форме повествования, большинство сцен разыгрывается ради мгновенной реакции, скажем, как выступления на сцене и полет монаха (нет, серьезно, буквальный полет лысого монаха), или краткое появление в бассейне изумительной Мадалины Дианы Генея в амплуа обнаженной “Мисс Вселенной” (та, что на плакате). Прекрасна, но бесполезна.

Картина выглядит великолепно, но не величаво. История разбита на многочисленные фрагменты, которые скорее являются отдельными зарисовками, чем солидными частями одного целостного рассказа. Совершенно не значит, что эпизоды плохи или хороши. Важно то, что они существуют сами по себе и все, что их объединяет – это милые, трогательные старцы кино: Майкл Кейн и Харви Кейтель. Сперва обидно, хотя игра двух ветеранов восхитительна. И, что греха таить, для Кейна роль уставшего, известного, тоскующего Фреда Белинджера бесподобна и своевременна. Меланхоличный Фред и самонадеянный Мик иллюстрируют крепчайшую мужскую дружбу. О бедах друг другу они умалчивают не потому что стремятся скрыть или обмануть, а потому что не желают печалить. Иногда их диалоги увиливают в сторону юмора и красноречивого словца, но, увы, здесь остроумие – основное блюдо с горечью, а не сахар в беседе.

Тема фильма – головокружительная дыра в жизни. Суть гениально выражена в эпизоде, в котором персонаж Кейтеля просит молодого члена своей команды взглянуть в телескоп с обоих концов: с одной стороны видно приближение объекта, а с другой – наоборот. Режиссер говорит, что в молодости все кажется очень близким, а в старости – ужасно далеким.

Оба задумчивых старика верят, что все позади, что погрязли в памяти и что уже, по сути, давно не живут. Робкий Фред осознает гибельную ошибочность своих суждений, когда смело берется дирижировать камерный оркестр, исполняющий его “Простые песни”. “Молодость” кажется и личностной драмой двух честных приятелей, и сдержанной сатирой на кино, где сериалы вытесняют фильмы, а стареющие актеры заменяются молодыми. Внезапное внедрение в происходящее несменной для Мика дивы Бренды Морель (Джейн Фонда), которая критикует его, утверждая, что его фильмы – фиаско – эпизод негаданный и надуманный. В итоге зритель сталкивается с внушительной недосказанностью в персонаже Кейтеля. Однако тут закономерен зеленый персонаж Джимми Три, который работает над своим новым образом. Герой вдохновляется дряхлыми снаружи, но деятельными внутри Фредом и Миком. Нам лениво говорят об этом, но Соррентино никогда не предлагает зрителю взглянуть на действия и рассуждения юнца.

К слову, Рейчел Вайс шикарна в роли Лены. Лене и ее отношениям с Фредом автор уделяет чинное внимание. Стоит упомянуть фрагмент, в котором сердечная героиня во всей душевной и физической полноте жалуется на пренебрежение ей и матерью со стороны отца. Соррентино останавливает камеру на лице Вайс, позволяя чистым эмоциям литься в продолжительном кадре, исключающем какие-либо трюкачества. Слава реализму и правдивости!

Вердикт: “Молодость” – симпатичный, весьма сумбурный и вздорный коллаж весомых идей о бытие и притягательных, юморных образах, чье любопытство не теряет авантюризма, невзирая на возраст. Тем не менее, в отличие от Фреда Белинджера, Паоло Соррентино не находит покоя и размеренности в своей картине.